(BG, FR)

 

дальше возврат Возврат на: [Христо Ботев][СЛОВОТО]



На прощанье в 1868 г.


Не плачь, моя мать, не сетуй,

что стал я, твой сын, гайдуком,

гайдуком стал, бунтарем я,

тебя несчастной оставил

свое оплакивать чадо!

Но ты проклинай, родная,

турецкую злую неволю,

что обрекла нас скитаться

на этой горькой чужбине

немилых, чужих, бездольных,

вдали от родных и близких.

Я знаю, что, сын твой милый, -

быть может, юным погибну

я завтра у переправы

над белым, тихим Дунаем.

Но что же, скажи мне, делать,

коль ты меня породила

с мятежным юнацким сердцем,

И сердце мое не терпит

Того, что турок глумится

Над очагом отцовским,

Где я подрастал, где вскормлен

Твоим молоком материнским,

где люба-краса дарила

сиянием глаз своих черных

и скорбное сердце согрела

теплом своей милой улыбки,

где из-за меня почернели

от горя отец мой и братья.

Ах, милая мать юнака,

прости, что с тобой прощаюсь!

Ружье за плечо я вскинул,

спеша на призыв народный

сражаться с врагом неверным.

За все, что мне дорого, свято,

за мать, за отца, за братьев

на битву пойду, а там уж

пусть будет, что сабля покажет

и доблесть юнацкая наша.

А если ты, мать, услышишь,

что пули в селе запели,

в село ворвались юнаки,

ты выйди, мать, и спроси их,

где чадо твое осталось.

И если тебе ответят,

что пал я, пронзенный пулей,

не плачь ты, мать, и не сетуй,

не слушай ты тех, кто скажут,

что был я сорвиголовою,

а в дом родной возвратившись,

о всем расскажи сердечно

ты братьям моим подросткам.

Пусть знают они и помнят,

что был у них братец старший,

что брат их погиб в сраженье,

что он не хотел, сердешный,

смиренно кланяться туркам,

терпеть бедняков неволю.

Ты, мать, им скажи - пусть помнят,

пусть помнят меня и ищут

меж скал мое белое тело,

истерзанное орлами.

И кровь мою черную ищут

в земле нашей черной отчей.

Дай бог, чтобы к ним попали

ружье мое, мать, и сабля,

и если врага они встретят,

пусть пулей они приветят

и саблей его приласкают...

Но если ты, мать, не можешь

так сделать, братьев жалея,

то в час, когда девушки будут

водить хоровод перед домом,

сойдутся мои погодки,

придет моя скорбная люба,

ты выйди, мать, и послушай

с меньшими братьями вместе

мою юнацкую песню -

как я погибал в сраженье,

какое последнее слово

сказал я своей дружине.

Смотреть тебе будет грустно

на этот веселый праздник,

но, если ты встретишься взглядом

со взглядом моей любимой,

два сердца милые дрогнут -

ее и твое, родная,

две слезки капнут на груди

на старую и молодую.

Все это братья увидят

и, коль подрастут, родная,

как старший брат, будут сильно

любить и врагов ненавидеть.

А если, родная, в селенье

приду я живой, невредимый,

со знаменем, поднятым гордо, -

под знаменем славы юнаки

в расшитой гайдуцкой одежде,

и львы на шапках сверкают,

все с ружьями за плечами,

и саблями-змеями сбоку, -

тогда ты, моя родная,

и ты, моя милая люба,

идите в сады за цветами,

нарвите плюща и герани,

несите героям букеты,

плетите венки, украшая

юнацкие шапки и ружья.

Тогда ты, родимая, встретишь

и старшего сына, обнимешь,

обнимешь его, поцелуешь,

на светлом челе прочтешь ты

два слова: СМЕРТЬ ИЛЬ СВОБОДА.

Рукой, окропленной кровью,

я к сердцу прижму свою любу,

пусть слышит, как сердце юнака

в груди моей бьется, играет;

и стон заглушу поцелуем,

под жарким моим поцелуем,

горючие высохнут слезы...

В дорогу! Прощай же, родная!

В дорогу! Ты жди меня, люба!

Дружина в поход выступает

дорогою страшной, но славной.

Быть может, я юным погибну,

но... выше не будет награды,

коль скажут когда-нибудь люди:

он умер, бедняга, за правду,

за правду и за свободу.

 


дальше наверх возврат Возврат на: [Христо Ботев][СЛОВОТО]
© 1999-2014, Словото. WEB програмирование - © Пламен Барух